gобро пожаловать в историю
«Теневые сады Солнца и Луны»

Романы писательницы Мо Сян Тунсю, лёгшие в основу маньхуа, а также одноименных мультсериалов и телевизионного сериала «Неукротимый», подарили каждому Ролевику уникальную возможность — побыть Героем удивительного и достаточно красивого авторского мира, основанного на древнем Китае. Этот мир мы постарались сохранить и немного дополнить.
Сейчас в ролевую идёт набор игроков, присоединяйтесь!

[31.1o.2o2o] Один день — 3 праздника~ Такое бывает довольно не часто в человеческом мире, но как же здорово что это случил🎃сь! Для тех, кто в, кхм, горшке Улыбки Императора: отмечаем Хеллоуин, день рождение Старейшины И Лин, а также день выхода дунхуа по новелле «Благословение Небожителей». Ещё не читали? Счастливые, у Вас всё впереди, как и у нашей ролевой.)

[26.1o.2o2o] В связи с тем, что дата релиза дунхуа «Благословение Небожителей» назначена на 31.10.2020, грубо говоря, подарок ко дню рождения Старейшины И Лин, было принято решение, что мир ролевой начнёт расширяться до Небесных чертогов с Небожителями. То есть, игра будет основана и сразу вестись по двум произведениям Мо Сян Тунсю: «Магистр Дьявольского Культа» и «Благословение Небожителей».
Очень многое в ближайшее время будет меняться. Более подробную информацию отслеживайте в новостной ленте.

[19.1o.2o2o] Введена бонусная система. Отзывы по ней можно оставить в храме Танцующей Богини.

[1o.1o.2o2o] Внимание! Сейчас набор игроков проходит кланово. То есть, набор открыт только в один клан. Нынешний открытый - орден Цзинь. Регистрация открыта только в клан Цзинь. Открытие регистрации в др.кланы отслеживайте в новостной ленте.

[о6.1о.2o2o] оф.открытие в Ноябре.

Будем признательны
за Ваш голос на ежедневной основе:

«Каждый день — значит каждый день» ©


Рейтинг форумов Forum-top.ru

mdzs discord mdzs vk

shadow gardens of the Moon & the Sun

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shadow gardens of the Moon & the Sun » Настоящее » mo dao zu shi: Старые знакомые


mo dao zu shi: Старые знакомые

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ

https://thumbs.dreamstime.com/b/%D0%BC%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B0-%D0%B5%D1%81%D0%B0-37095333.jpg

Не Хуайсан & Сяо Син Чэнь & Старейшина И Лин


Для Ордена Цинхэ Не настали неспокойные времена. Внутри назревает заговор против действующего Главы, который, уверены все, никуда не годен. В окрестностях бушует нечисть: заклинатели не справляются (или не хотят справляться?) с давно запущенными делами. Но и этого мало: прямо в центре Цинхэ Не объявилась неизвестная тварь, которая утаскивает по одиночке местных жителей, и поймать ее никак не удается. Жители ропщут и готовы силой добиваться от Ордена своей защиты.
Именно в это время в Цинхэ Не занесло Старейшину Илин, и Глава Ордена Не не мог не ухватиться за возможность повидаться со старым знакомым. 

Теги: 魔道祖师,Mo Dao Zu Shi, The Grandmaster of Demonic Cultivation, The Untamed, Магистр дьявольского культа, Основатель тёмного пути, Неукротимый

+2

2

Нечистая Юдоль ворочалась, как зверь в тревожном сне. Этот зверь спал долго, ворчал, когда сверху сыпалась каменная крошка, смахивал ее лапой и успокаивался. Но крошка сыпалась дальше, больше и сильнее, и близился момент, когда зверь наконец проснется.
Не Хуайсан печально вздохнул и постучал веером по подбородку. Если хочешь выглядеть беспомощным, нельзя иметь слишком много по-настоящему своих людей. Кое-кто из заклинателей предпочел покинуть Орден, но большая часть ожидала, пока найдется кто-то достаточно сильный, чтобы скинуть куклу, по нелепости вставшую во главе воинов, и взять Орден в железную руку и восстановить порядок. Им было кого ждать. Не Юйсян, верный помощник Не Хуайсана уже многие годы, по ниточкам распутывал заговор, зревший вокруг Не Чжэна. Едва ли он будет один, но Не Хуайсан ждал этого. Когда бы Третий брат пал, а Второй брат перестал покровительствовать непутевом Главе Ордена Не, внутри клана сыскалось бы много охотников, вожделеющих места на верхушке. Не Хуайсан представлял себе, кто это будет, и был готов.
Одно пошло не по плану - Третий брат выжил.
Стреляя в хищника, нужно сразу бить насмерть. Ошибись на цунь, и он бросится на тебя, даже если истекает кровью и последний укус будет стоить ему жизни.
Не Хуайсан смотрел в окно. За пределами Нечистой Юдоли кипели улицы. Не Хуайсан давно не покидал резиденции, но у него хватало и глаз, и ушей. Его уши слышали, как за чарками вина  ему перемывают кости, как жалуются на разленившийся Орден, как поминают с сожалением его брата - истинного заклинателя и Главу. Его глаза видели, как ходят по городу рисунки с ним. Два из таких рисунков лежали у Не Хуайсана на столе: на одном он раскапывал гору вееров, когда со спины к нему подбирались лютые мертвецы, на другом, задрав полы ханьфу до колен, удирал от какой-то нечисти, опознать которую мог разве что сам рисовавший. Что Не Хуайсана в этих рисунках очень расстраивало, так это отсутствие хотя бы капли художественного таланта. Конечно, они ни в какое сравнение не шли с изображениями Старейшины Илин, на которые Не Хуайсан не мог заставить себя даже посмотреть. Вкусы у толпы просто ужасны.
Но шепотки и рисунки, пусть куда меньше, были с самого начала, и Не Хуайсан давно к ним привык. А теперь шепотки превратились в крики, а крики уже зовут к восстанию. Оно пока не зашло дальше погромов, вспыхивающих то тут, то там, но может найтись  человек, который все огни заставит лететь в одну цель.
Не Хуайсан покачал на ладони веер. Он никогда не хотел быть Главой. Для этого нужно слишком много делать. И с заговором в Ордене придется что-то делать именно ему. С восстанием и нечистью лично он уж ничего не мог поделать, но он приказал Фэн Сию собрать в Цинхэ как можно больше бродячих заклинателей. Им обещана награда за поимку той неизвестной твари, которая держит в страхе всю округу, а самым отчаянным намекнули, что если они "призовут жителей к порядку" в нужный момент, то получат еще больше. Вот только те, кто рискнул пойти на тварь, сгинули, а большинство предпочитало сидеть на месте да похваляться мастерством. Другие Ордена не пожелают помогать. Орден Цзинь погряз в своих проблемах и частью все еще верен Цзинь Гуанъяо, Орден Цзян предпочел выждать и посмотреть, а Орден Лань лишь выразил сочувствие. Глава Ордена Лань кажется прежним, приветлив и мягок, но привычная улыбка выглядит чуть более искусственной, чем раньше. А когда он смотрит на Главу Ордена Не, на его глаза порой ложится чуть заметная тень.
Воистину ужасное положение. Нужен какой-нибудь именитый заклинатель, мастер своего дела и...
- Глава Ордена, - Фэн Сию ступил в его покои и поклонился. Не Хуайсан махнул ему рукой в знак того, что он может говорить. У личных покоев Главы толстые стены и сеть талисманов, хотя этого хватало далеко не всегда. Осторожность приходится соблюдать все время.
- Все по-прежнему, Глава. Сегодня за городом нашли труп еще одного жителя. Его семья и соседи  пытались пробиться к резиденции, но их успокоили. Горожане боятся, а торговцы продают фальшивые талисманы. Вот, например, один из них, - Фэн Сию почтительно подал ему лист, и Не Хуайсан увидел одно из тех изображений Старейшины Илин, о которых только что вспоминал. - Появился пару дней назад.
О. Пальцы Не Хуайсана проскользнули по вееру. Рисунки не могли появится пару дней назад, они уже очень давно ходят по всему заклинательскому миру, и Фэн Сию это хорошо известно. Так значит, пару дней назад в городе видели оригинал. 
- Сожги немедленно этот ужас. Я не могу смотреть на такое уродство, - Не Хуайсан скорчил лицо и закрылся веером. Старейшина Илин сейчас появляется то тут, то там. Случайно ли он в Цинхэ? Но это сейчас заботило Не Хуайсана не в первую очередь. Пойти самому или послать кого-то?
С одной стороны, покидать Нечистую Юдоль сейчас опасно, а внутри слишком много лишних глаз. А с другой, заговор пока не готов из тайного стать явным. И восстание еще не готово. Все по-прежнему - так сказал Фэн Сию. Если заговорщики узнают, что он покинул Нечистую Юдоль, они могут расшевелится и сильнее выдать себя. К тому же, разговор с кем-то вроде Старейшины - это, пожалуй, именно та вещь, которую лучше сделать самому.
- Я хочу тебе кое-что поручить, - Не Хуайсан подхватил со стола письменные принадлежности и быстро написал на листке несколько столбцов, - это нужно отнести в лавку мастеру Ван, - он вздохнул, - я бы с удовольствием навестил его сам, но в такое время даже на улицу выйти страшно. Вдруг встретишь на пути кого-то вроде чудовища с того рисунка-талисмана.
- Не волнуйтесь, Глава Ордена, - уголок губ Фэн Сию чуть дернулся в улыбке, - мы сделаем все, чтобы такое чудовище вы ни за что не увидели.
Не Хуайсан проводил его взглядом. Иногда, чтобы правильно услышать разговор, нужно просто выбросить из него "не".
***
Поздний вечер почти перетек в ночь. Не Хуайсан покинул город в сопровождении всего одного адепта, что по нынешним временам - огромный риск. Но Главам Орденов приходится не только постоянно что-то делать, но и идти на риск. Не Хуайсану оставалось только вздыхать и думать, что бы однажды такое сделать, чтобы потом уже ничего никогда не делать.
Для всего Ордена он сейчас пребывает в своих покоях - у него разболелась голова и он просит его не беспокоить. Не Юйсяну в эту ночь спать не придется на случай, если Не Чжэн все-таки прознает об отсутствии Главы и решится.
Маленький обветшалый домик стоял скорбной тенью на краю дороги в один из вассальных Орденов Ордена Не. Если за Не Хуайсаном  следят, скорее всего подумают, что он выбрался для встречи с кем-то из вассальных Глав, чтобы заручится их поддержкой. Конечно, следящий попытается подобраться поближе, чтобы узнать его гостя, но Не Хуайсан полагал, что и он, и его гость достаточно понимают в скрытности, чтобы не допустить подслушивания.
Порог скрипнул под сапогом, и Не Хуайсан снова мысленно вздохнул, оглядывая неуютное холодное помещение. В такие моменты он завидовал Цзинь Гуаншаню - Глава Ордена, известный своим распутным нравом, мог назначать встречи в любом борделе, и никто бы его ни в чем не заподозрил. Ему не приходилось пробираться по ночам, рискуя так себя выдать.
В доме Не Хуайсана уже ждали. Облаченная в черное фигура сидела за столом. Не Хуайсан улыбнулся и поприветствовал гостя:
- Рад, что вы пришли. 

+2

3

Вне всяких сомнений, Сяо Син Чэнь слышал о невиданной доселе нечистой твари, что завелась в землях Цинь Хэ, слышал о награде за её поимку, и в не таком уж далёком прошлом непременно отправился бы защитить несчастное население, которому не повезло с орденом, но... Вэй Ин. В этом имени заключалось средоточие его собственного эгоизма. Так уж получилось, жизнь одного человека для него давным-давно стала гораздо дороже целого мира. С этим смиряться пришлось очень долго, выдерживая ожесточенные споры с совестью, однако адвокатом выступили чувства, оправдав незадачливого заклинателя перед самим собой.
— Вэй Ин, нам стоит держаться подальше от центра земель Цинь Хэ.
— Вэй Ин, будь осторожнее.
— Вэй Ин...

Вышеупомянутый упрямо следовал в самые оживленные, полные людей места, о чём-то спрашивал, смеялся,  приставал к детям со словами о каких-то редисках: видимо, здешнее вино, которое следовало обязательно принять в себя в огромном количестве... — простите, попробовать, — оказалось чуть крепче, нежели в других землях. Син Чэню настоять бы, утащить его уже прочь, туда, куда они сейчас направлялись, вот только мысли его, при одном лишь даже мимолетном взгляде в эти черные глаза, полные самого отборного, нахальнющего выражения, сводятся к цели их путешествия; сердце бьется чаще, и лицо краснеет, как у семнадцатилетнего мальчишки. Минуло много лет, Даочжану уже не пристало молча терпеть подобное поведение.
— Вэй Ин, нам пора. — прозвучал едва слышный шепот прямо в ухо вышеупомянутому. Адепты ордена Не сновали тут и там, кажется, их с каждой минутой становилось всё больше. Таверна битком набита посетителями: заклинателями, что один сильнее и храбрее другого. По их словам. Забавно: выпили они куда меньше Старейшины, а вот развезло их куда пуще. Парочка уже свалилась под стол.
Губы сами обрисовали едва заметную улыбку, пока Сяо Син Чэнь, крепко держа Вэй Ина за руку, дабы не потерять в толкучке, устремился по направлению к выходу.
- Кажется, половина всех имеющихся у нас средств осталась в этой таверне.
Ему удалось кое-что выцепить из разговоров толпы о нечисти, терроризирующей эти земли. Якобы классифицировать, к какому виду тварь относится, до сих пор не смогли: все, кто её видел напрямую, были ею убиты, редкие очевидцы же, что остались в живых, смогли заметить только неясные, трепещущие в воздухе тени. Тварь ни разу не являлась днём и появлялась то совсем близ Нечистой Юдоли, то вовсе на окраине земель Цинь Хэ — но вроде ни разу не покинула их границ, что очень странно. Трупы обнаруживали до неузнаваемости изуродованными; однако, несколько раз тела жертв оставались якобы почти нетронутыми. Будто что-то спугнуло существо, лишившее жизни стольких заклинателей.
- Никакой последовательности.
Споткнувшись о что-то.. кого-то?! — мужчина извинился, ответом ему был лишь громовой храп, а у двери, загородив проход, громко ссорились двое незнакомцев с символикой зверя на небедных одеждах. Намечалась глобальная, всеобщая драка.
- Что за бардак? Они все заклинать нечисть пришли или праздновать решение проблем, которые ещё не решены?
Сяо Син Чэнь понял, что словами здесь ничего не добиться и вышел на улицу силой. Шёл прохладный, весенний дождь, плавно превращающийся в ливень. И на постоялый двор они вернулись насквозь промокшими.
Вэй Ин выглядел таким счастливым. Давно ему не перепадало такое количество приличного алкоголя и... балагурства. Стаскивая с него, явно забавляющегося и полного энергии, словно в начале дня, тяжелую от воды мантию, Даочжан улыбался широко и глупо. И не мог перестать, пока из одежд, что развешивал сушиться, не выпала записка: за ужином от Вэй Ина он узнал её содержание. Высохнув и  став немного серьёзнее, Старейшина, умевший жалобные глазки строить не хуже Кота-в-Сапогах, упрямо и целенаправленно вновь потащил Сяо Син Чэня навстречу приключениям... на встречу со старым знакомым, главой клана Не.
Вэй Ин прекрасно знал о нежелании Даочжана вмешиваться в любые действия, хоть как-то связанные с политикой великих кланов. Сяо Син Чэнь не видел здесь того, что должно было бы быть: справедливости, чести, самозабвенной защиты простого люда от нечисти. И далеко не последнюю роль в формировании этого отношения сыграла смерть Не Мин Цзюэ, участвовавшего в суде над Сюэ Яном. Заклинатель запал в сердце Даочжану своей искренностью; и резкость его, рьяность и несдержанность вовсе не отталкивали. Он не знал, что именно произошло, но был уверен: такой человек дожил бы до конца суда, если бы дело было только лишь в искажении Ци. Пусть они всего лишь перекинулись парой слов, необыкновенная сила воли сочилась из главы клана Не. Он не был близок к естественной смерти.
Несмотря на это знание, Вэй Ин рассказал ему о личности назначившего встречу, и Сяо Син Чэнь уже не мог отказать. Когда он вообще мог ему в чём-то отказать? Это в принципе возможно?
— Кем бы ни были хозяева этого места, они очень любили свой дом. Искренне надеюсь, что они встретили свой конец мирно, а не растерзанные нечистью, коей здесь так много развелось. —  Заржавевшая подкова над дверью, почти неприметная в темноте; справа, в углу — крохотные фигурки куколок из соломы, до сих пор не отсыревшие; пол частично перестелен; крыша, добротно сработанная, и сейчас не пропускает дождь. Даочжан прошёл вглубь заброшенной избушки и смахнул паутину с оконной рамы — из обожженного дерева с затейливыми узорами. Здесь было так тепло. К сожалению, лишь на душе.
Прислонив аккуратно к бревенчатой стене Шуан Хуа, замотанный в белую тряпку, Син Чэнь поддел плечом тяжело осевшую дверь на кухню, чтобы не дай Бог не снести её вовсе. Она поддалась при минимальных усилиях.
— Вэй Ин, возможно, их души всё ещё тут. Помни: мы здесь — гости. Не факт, что желанные. — с этими словами он покинул своего спутника, шагнув в маленькую пристройку. Со спины тут же повеяло ледяным холодом — то его меч принялся активно ненавидеть и ревновать.
Вздох.
- Как дети.
Красивая, аккуратно выложенная печь, явно от руки мастера своего дела, занимала чуть ли не половину комнаты. Вторую половину занимали  дрова, неожиданно почему-то разбросанные. Это смотрелось... дико, и руки чесались исправить. Даочжан не спеша собирал идеальную поленницу в уголке, когда почувствовал прибытие тех самых приключений, которые так любил находить на свою пятую точку Вэй Ин.
Дверь приходилось, открывая, закрывать заново, иначе она грозила развалиться. Сяо Син Чэню очень не хотелось творить здесь даже малейшую тень беспорядка. Кто они такие, если даже время не сумело это сделать?...
- Надеюсь, это жилище не рухнет только потому, что его "почтил" своим присутствием глава великого клана.
— Приветствую Вас. Меня зовут Сяо Син Чэнь, я сопровождаю Старейшину на этой встрече; с его согласия, разумеется. Вероятно, Вы обо мне слышали..
— Слишком холодно, Шуан Хуа.
Даочжан взял его в руку, раскрывая тряпки.
— Прошу меня извинить, глава клана Не. Возможно, моё поведение покажется Вам неподобающим, но я обязан спросить, во имя безопасности моего спутника: те трое людей, поджидающих снаружи — Ваша охрана? Или же наоборот? Впрочем, я думаю, это вовсе не суть. Вы же в любом случае не будете возражать против барьера, препятствующего просматриванию и прослушиванию?
Не дожидаясь ответа, — который был ему вовсе не нужен, — Сяо Син Чэнь сложил печать, и меч, мерцая в темноте едва различимо, воспарил к невысокому потолку, источая волны целенаправленного холода. Хрупкие стены постепенно скрывались под толстым слоем льда, окна, дверь, любые обветшалые прорехи исчезали за рисующимся на глазах узором инея, которым впору бы любоваться — вот только глазу было их не различить без света. Очень скоро контуры дома повторил внутренний барьер, покрывающий даже полы. В процессе меч заволновался чему - то, снежинки "ожили" и выступили на поверхности лезвия, одна слетела вниз. Он не отреагировал бы так на людей.
— Пройдёмте на кухню. Там... безопаснее. — Шуан Хуа вернулся на свое законное место — за спину владельца, в голосе которого не было различимых эмоций. Сяо Син Чэнь не стал делиться с остальными своими тревогами; тем более, те могли быть беспочвенными, но в душе его отложился осадок предчувствия скорой беды. Даочжан бы предпочел остаться в большой, темной комнате, покрытой льдом, один, но всё же вернулся к печи, игнорируя стулья, уселся прямо перед ней в позе лотоса, невидящим взглядом уставившись в отверстие печи и представляя в нём огонь.
- Надо после предложить Вэй Ину заночевать здесь.

+2

4

Когда солнце оказалось в зените, Вэй Ин, сидя верхом на своём ослике и душевно музицируя на Чэнь Цин незатейливый мотив в преддверии скорых радостных событий, вместе с Син Чэнем достиг наконец земель Цинь Хе, через которые они держали путь вопреки убедительным просьбам Даочжана. Глоток последней капли хорошего вина, что решило “вдруг” закончиться, освежил гортань и взбудоражил ещё больший интерес к увиденному издали столпу дыма, клубящегося подле Нечистой Юдоли. Оставляя видимость чуть лучше, чем в некогда посещённом городе И, он окутывал практически всю центральную округу и заставлял невольно задуматься:
- Что же там всё-таки такое происходит, а?
Постоялый двор двум мужчинам отыскать не составило труда. Располагаясь всего ничего от местного и довольно оживлённого базара, тот оказался намного ближе к границе города, чем Старейшина предполагал по своим воспоминаниям, поэтому не наткнуться на него было нельзя, как и не заселиться: почти все комнаты, в связи с господствующими в центре беспорядками, пустовали. Счастливый и одновременно напуганный хозяин, ранее пустивший по просьбе взявшегося из неоткуда одним вечером живого мертвеца тихий слух о пребывании похожего на Старейшину И Лин мужчину в этих краях на два дня раньше реального срока, дрожащими руками принял слиток честно заработанного серебра, и, нисколько не медля, пообещал найти лучшее сено для Яблочка в стойле на задворках, а также угостить благоуважаемых Господ отменным ужином по их с Син Чэнем возвращению – Вэй Ин уговорил-таки Даочжана выйти, “опробовать местную выпечку”. Под местной выпечкой конечно же подразумевалось собрать урожай с распущенного слуха и разведать обстановку. А лучшим местом выведать все последние новости и сплетни, а также пополнить свои запасы вина, без которых и жизнь не была Вэй у Сяню мила, разумеется, оказалась здешняя таверна, куда мужчины и направились после наивного облюбования практически каждой, так и не закрытой ещё вопреки переполоху в городе, лавки на базаре Вэй Ином. Сколько бы сейчас ему ни было лет, он всё ещё оставался в душе ребёнком, и этой черты у него никто не мог отнять.
Всего в паре метров от кипучей жизни агоры, заклинателям подвернулась малопримечательная на первый взгляд таверна. Несмотря на полупустующие улицы в округе, это ничуть не делало её слухи и сплетни – менее раздутыми, а саму её – менее посещаемой, как если бы здание и вовсе находилось на границе Цинь Хе. Было похоже на то, что из центра как раз все горожане и решили сбежать именно сюда, поэтому Вэй Ину не составило труда в шумной толкучке достаточно быстро найти пару-тройку местных хвастунов и вместе со своим спутником приобщиться к их беседе: раз языки чесали – в словах была доля правды, оставалось теперь лишь понять “откуда росли ноги” и что из этого будет полезным для них с Сяо Син Чэнем.
Старейшина, наверное, так бы и остался в этом местечке до поздней ночи, если бы не вновь опустевший сосуд и нехватка официантов. Они заставили мужчину, оставив за место себя отдуваться Даочжана, покинуть шумную компанию и подойти к облепленной пьяницами стойке мадам Хванг Сю Ли. Почёсывая неловко затылок перед Госпожой в ожидании новых вожделенных сосудов с алкоголем явно повыше градусом, чем в других уголках Поднебесной, Вэй у Сянь постарался припомнить о том, что у нынешней главы Не частенько были проблемы с управлением в ордене. Оно и понятно: если что-то делать через силу, мало чего путного получится, но до такого, о чём здесь сейчас говорили, ещё не доходило ни разу. Мол, в центре погромы, кровь, и мертвых как после захвата покойного Вэнь Жоханя! Причём, не очень пока было понятно кто и с кем сражается. По информации, долетевшей даже до заклинателей мимоходом, нечисть совсем отбилась от рук и здесь завёлся монстр из самого Диюй, держащий всю округу в страхе. В таверне же кто-то утверждал о том, что терпение адептов, ещё не успевших покинуть орден Не, таки лопнуло, и они, найдя более достойного претендента на роль главы, решились устроить наконец переворот. А кто-то, не выпуская из рук свежую “листовку-талисман” с очередным “произведением искусства”, шепча поговаривал о новых происках Старейшины И Лин в силу его живучести и связи в прошлом по молодости с Не Хуайсаном. Вэй у Сяню было лестно, конечно, слушать краем уха подобные речи, вот только ошибочка вышла: ему всегда было ещё чем заняться на этом свете, кроме как опускаться до подобных грязных поступков. Возможно, именно поэтому судьба и оказалась столь благосклонна к нему, в очередной раз вырвав из лап смерти несколько лет назад, когда все именитые ордена объявили Старейшину И Лин врагом номер один. Интересно, правда, то, что после разоблачения Мэн Яо, вражда эта стала иметь очень условный характер и размывчатые границы. Никто их не отменял, но и официального приглашения на почётный приём не слал Магистру, что, истребляя нечисть, бродил теперь по свету на пару с обладателем изящного и уникального меча. Стоит вообще подчеркнуть, что, минуя последние события, главы орденов стали себя вести намного скрытней, заниматься больше своими внутренними вопросами. Иначе как объяснить то, что ещё никто из них не решился посетить земли Цинь Хе, когда пришла на них беда? Не Хуайсан всегда старался в сложных вопросах сыскать поддержки у названных братьев, из которых живым официально остался лишь один. И по понятным причинам к Первому Нефриту глава Не сейчас не стал обращаться, хотя возможно именно его совет ой как ему и был необходим. Назревало восстание с чем-то вперемешку. Это не могло не озадачить Старейшину, что уже повидал не один заговор. Мужчина, как и его спутник, не горел нынче желанием влезать в дела ордена, особенно когда сам он для адептов – преступник, это не очень грамотно, но всё-таки..
-  Друг остаётся другом.
Даже если тот не столь прост, как кажется ещё со студенческой скамьи. Стоило Старейшине подумать об этом и ему тут же принесли заказанный напиток, под дно пузатого горшочка которого сунули маленький клочок бумаги.
- Хм. А вот это уже интересно!
Не смея оглядываться и осуществлять какие-либо вообще лишние подозрительные телодвижения, Вэй Ин тут же вскрыл сосуд, радушно улыбаясь одному из местных заклинателей в зюзю напротив. Несколько столбцов иероглифов за крышкой прочлись быстро и максимально незаметно, после чего у мужчины побежали мурашки по коже, так как в его ухе раздался едва слышный шёпот подошедшего Син Чэня, явно не приученного к посещению подобных мест. Собственно, не особо и одобряющего то количество алкоголя, которое Старейшина решил за этот вечер в себя влить, не заботясь о своей печени. Неудивительно, что после уже шестой чарки, нехотя разрешив прихватить седьмую и восьмую с собой, заклинателя тёмного пути вывели под проливной дождь и отвели обратно на постоялый двор за ручку, где им никто не помешал посекретничать.
Когда начало смеркаться, Вэй Ин и Сяо Син Чэнь, после плотного и действительно отменного ужина за счёт заведения, вновь покинули свои апартаменты. Накинув на себя тёмные мантии, они размеренным шагом достигли указанного места встречи без каких-либо происшествий, что уже было довольно странным. Всё-таки Старейшина рассчитывал хоть на какое-то количество тех, кто окажется готовым помешать им оказать поддержку старому знакомому. Раз такого не случилось – всё ещё впереди и расслабляться не стоило. Даже в маленьком домике на окраине, от которого уже стыла кровь в жилах. Слишком уж в нём было промозгло и мрачно, несмотря на оставленные хозяевами вещи.
- А если даже нет – мы изгоним отсюда всю нечисть туда, где ей самое место.
Рука решительно потянулась к флейте и сжала её в ладони. В голове всплыли воспоминания об Аннигиляции Солнца, вследствии которой также осталось много брошенных, полуразрушенных домов. Хотелось тут побыть и помолчать, но мужчина обязан был помнить для чего они здесь прежде всего. Кивнув Сяо Син Чэню на его предостережение, Старейшина убрал руку от Чэнь Цин и, рассматривая небогатый обиход, среди которого особо выделялся полупрогнивший деревянный каркас кровати, жутко пыльный круглый стол и большой глиняный кувшин для умывания на нём, напоминающий по форме фигуру в темноте, медленно и немного погодя, повоевав также со старой дверью, следом прошёл в пристройку, где располагалась небольшая кухня с печью и только. На первый взгляд, как думали оба мужчины, пока Вэй у Сянь, будучи "слоном в посудной лавке", вновь случайно "не проявил себя" и не обнаружил, осматривая и лапая убранство, что за поленницей и стульями по типу деревянных простых табуреток, есть ещё скрытое за плотной тряпкой пространство, где хозяева хижины, очевидно, принимали пищу. Об этом свидетельствовал найденный посреди второй стол прямоугольной формы со скамьями вдоль него, если эту невзрачную тряпку вздёрнуть. Пока Даочжан занимался поленницей, хотя сам ведь сказал ничего не трогать, Вэй Ин сумел закрепить полотно над проходом, а также среди всякой всячины обнаружить свечу. И хоть мужчина ещё раз вспомнил, что он тут всего лишь Гость, она тут же была зажжена и поставлена на стол, благодаря чему в смежных помещениях, несмотря на морозные старания Шуан Хуа из большой тёмной комнаты, стало намного уютней, теплее, и гостеприимней. Как раз для других Гостей, которые не заставили долго ждать Старейшину и его учтивого спутника.
- “Те трое” ?
Вэй у Сянь в "столовой" поднапрягся. Видимо, он совсем расслабился, пока бродил по избушке, и не заметил ничего подозрительного. Или, может, действительно много выпил и это негативно сказалось? Хотел бы он уточнить этот вопрос у Даочжана, но вот только как Вэй Ин сел за стол – так и не смог из-за него встать, даже чтобы поприветствовать подобающе главу ордена Не. Потому что его мягкую и нежную филейную часть вместе со ступнями ненароком приморозили к стулу и полу. Вот и получилась писанная маслом картина: “Облаченная в чёрное фигура за столом”. Оставалось только медленно и пафосно скинуть с длинных прядей капюшон в лёгком поклоне, уповая на свой почтенный возраст. Нужно же всегда держать хорошую мину при не самой лучшей игре:
- Давно не виделись, Глава. Присаживайтесь. Дорога была, уверен, не из лёгких при столь высоком титуле – винца?
Искренняя улыбка скользнула по лицу и из рукава был выужен горшок с алкоголем. Взгляд с огоньком остался сосредоточенным на старом друге и не отвлёкся на мимо прошедшего Сяо Син Чэня, начавшего медитировать у печи. Две также ранее найденные пиалы быстро наполнились ароматным напитком.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a7/67/4/t932825.png

Отредактировано Master (08.09.2020 22:29:18)

+2

5

- Кто же не слышал о Вас и о Вашем знаменитом мече, почтенный даочжан? - приветствовал Сяо Синчэня Не Хуайсан. - Рад, что вы почтили меня своим присутствием.
- Трое? - пальцы отогнули одну планку закрытого веера, но тут же вернули ее обратно. - Даочжан, со мной прибыл всего один адепт... Ох, благодарю. Ваше искусство весьма кстати, - наверное, можно положиться на Сяо Синченя в том, что касалось защиты от подслушивания.  А ловить чужих слуг сейчас не время, не место, и не та компания.
Не Хуайсан зябко подернул плечами: Шуанхуа - меч исключительной красоты, невероятно изящен, лучше и придумать нельзя для благородного заклинателя, но слишком уж холодно из-за него. Вслед за даочжаном Не Хуайсан направился к кухне, оглядывая мимоходом старый дом повнимательнее. Непримечательная хижина, но хотя бы не совсем  разваленная и даже в относительном порядке. Только от пыли с паутиной чихать хотелось, да в углах собралась мелкая крошка мусора. И дверь того и гляди вывалится. Едва-едва обмахиваясь веером, Не Хуайсан вошел в кухню, а оттуда в скрывавшуюся за полотном пристройку, и оставил все мысли о старом доме: пора думать о другом.
- Дорога была ужасна. Темно, вокруг этот лес, в котором может быть все, что угодно, а со мной один-единственный адепт, - привычно пожаловался Не Хуайсан и так же привычно состроил на лице печальное выражение, в котором, впрочем, была немалая доля искреннего чувства. Присев за стол, Не Хуайсан опять вздрогнул. Все же Шуанхуа слишком холоден. - Благодарю, от вина не откажусь, - его голос мгновенно оживился, а печаль с лица как рукой сняло.
Выпив чарку, Не Хуайсан сразу почувствовал себя лучше. Еще во время обучения в Гусу он имел удовольствие убедиться, что Вэй Усянь знает толк в винах, а со временем он свой вкус только отточил. На счастье Не Хуайсана, вином таланты Старейшины Илин не ограничивались.
- Вино чудесно. Давно я так не сидел... - Не Хуайсан отрешенно смотрел куда-то в угол, как будто поглощенный мыслями. - В этой круговерти совершенно не выкроить свободной минуты. Да и сказать честно, с кем мне ее проводить, если рядом нет давнего друга, с которым можно выпить по чарке и вспомнить молодость? Нынче с давними друзьями у меня плохо... - Не Хуайсан встрепенулся, точно только что спохватившись. - Но что это я, даже не спросил, как прошел ваш путь! Прошу простить. Легка ли была ваша дорога, Старейшина? Расскажите, как вы с даочжаном оказались в Цинхэ. Привела ли вас сюда ночная охота, иные дела, или вы просто путешествуете? 
Лицо Не Хуайсана вновь сделалось грустным также легко, как пару мгновений назад стало воодушевленным:
- По правде говоря, у нас сейчас неспокойно. Но вы, верно, слышали, если были в городе. А впрочем, сейчас об этом говорят не только в городе, - Не Хуайсан вздохнул и прикрыл веером подбородок. - В Цинхэ завелась неизвестная нечисть, на которую нет никакой управы, можете ли вы себе это представить? Никому не удавалось увидеть ее, а между тем, она невероятно злобная. Буйствует во всех краях Цинхэ, а за пределы не выходит. Оставляет после себя растерзанные трупы. Весьма искусные заклинатели оказались против нее бессильны. Никто у нас и вспомнить не может, чтобы на Цинхэ обрушивалось что-то подобное, а я и подавно не знаю. Этих тварей так много, ни за что в них не разберешься.
Не Хуайсан в самом деле был весьма посредственным заклинателем, и познания его в тварях оставались весьма отрывочными, но в этом случае он сам вместе с Фэн Сием поднял целую гору свитков, пытаясь отыскать хоть что-то похожее на их напасть. В такие времена опасно полагаться во всем даже на верных помощников, и приходиться, даже пользуясь их помощью, вникать во все, творящееся в Ордене. Тварь не оставляла следов, и Фэн Сий предположил, что это может быть невероятно сильный и злобный дух. В то же время никто не мог припомнить какой-нибудь ужасной трагедии, после которой могла появиться подобная тварь. Спросите самого Не Хуайсана, он не знал даже, могут ли духи воплощаться и оставлять на телах настоящие раны, но одно ему было известно совершенно точно: тварь бесчинствует на слишком большой и в то же время ограниченной территории. Сколько шансов, что когда-то целая область провинилась чем-то перед этой нечистью? Не Хуайсан ставил на то, что ее навели на земли Цинхэ, и не нужно долго гадать, кто мог это сделать. Этот кто-то должен быть уничтожен как можно скорее. Но вначале - тварь. Не Хуайсан точно знал, кому следует приложить свой блистательный ум к этой загадке. Он робко поднял один глаз от чарки, проверяя, не будет ли Старейшина Илин достаточно понятлив и участлив, чтобы без предисловий предложить свою помощь.

+2


Вы здесь » shadow gardens of the Moon & the Sun » Настоящее » mo dao zu shi: Старые знакомые


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно